Средний Урал / ФДЮТ | Пешеходный туризм | Спортивный туризм
 

«ГОРБУНОВСКИЙ ТОРЯНИК: ВЗГЛЯД ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ»

25 августа 2016 г.

«ГОРБУНОВСКИЙ ТОРЯНИК: ВЗГЛЯД ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ»

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Нитка маршрута Места
Экскурсия на Горбуновский торфяник Цель: Знакомство с одним из наиболее известных торфяников Урала как с ценнейшим источником по истории развития взаимоотношений человека и при­роды. Задачи: - познакомиться с археологическими памятниками Горбуновского торфяника, посетить нет которые из них; - сформировать представление о роли проточных озер в жизни древнейшего населения; охарактеризовать методы археологическогр изучения торфяников и торфяниковых стоянок; вызвать у детей потребность в усвоении опыта древних по созданию гармоничных отношений а окружающей природной средой.
 

Муниципальное бюджетное учреждение

дополнительного образования

Городская станция юных туристов

ГОРБУНОВСКИЙ ТОРЯНИК: ВЗГЛЯД ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

эколого-краеведческая тропа

Исполнитель: Ростова Вероника Алексеевна.

Руководитель: Митин Владимир Николаевич

Кружок юные туристы-фотографы

Консультант: Устинова Елена Александровна

кандидат исторических наук

город Нижний Тагил

2017 год

Виртуальный Экскурсия «Школа олемпиеского резерава Аист»

Автор: Ростова Вероника Алексеивна.

Руководитель: Митин Владимир Николаевич, педагог дополнительного образования

Организация: Свердловская область город Нижний Тагил  Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования Городская станция юных туристов.

Контактный телефон: 89122313043

E-mail: VladimirmitinHYPERLINK "mailto:Vladimirmitin_@mail.ru"_@HYPERLINK "mailto:Vladimirmitin_@mail.ru"mailHYPERLINK "mailto:Vladimirmitin_@mail.ru".HYPERLINK "mailto:Vladimirmitin_@mail.ru"ru

ГОРБУНОВСКИЙ ТОРФЯНИК: ВЗГЛЯД ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

эколого-краеведческая тропа

Описание маршрута

Торфяник находится в Свердловской области, в 6 км к югу от Нижнего Тагила, расположен на водоразделе р. Тагил и ее левого притока. Массив тянется с юго-востока на северо-запад, его длина – более 3 км, ширина – до 1,5 км. С трех сторон он окружен невысокими горами. Склоны гор пологие, покрыты лесом. Местами видны обнажения коренных пород – известняка. Источником питания являются поверхностные стоки и подземные источники, а водосток один – р. Чащиха. Древесная растительность на торфянике представлена молодым березняком, сосной, ивой и ольхой (Приложения № 1).

Время функционирования маршрута: май – сентябрь

1 вариант

Из г. Нижний Тагил по Черноисточинскому тракту на рейсовом автобусе до остановки «Горбуновский торфяник» – по трассе 3 км в сторону г. Екатеринбург до отметки 132 км.

2 вариант

Из г. Екатеринбург по трассе «Екатеринбург – Серов» до отметки 132 км.

Знакомство с торфяником лучше начинать с места полевого лагеря археологической экспедиции Института археологии и истории УрО РАН; дальше:

– знакомство с растительностью и животным миром горного Урала и топографией береговых поселений торфяника:

        – II Береговая стоянка;

        – I Береговая стоянка;

– спуск на торфяник и знакомство с жизнью древних рыболовов I и II Береговых (торфяниковых) стоянок;

– переход на VI Разрез по торфянику: по дороге знакомство с функционированием торфяника (родники, выход метана, процесс залесения), растительным миром, а также противопожарные меры (расположение прудков и канав, складирование сухостоя и т. д.);

– знакомство с топографией археологического памятника, условиями жизнедеятельности населения VI Разреза;

– возвращение на место полевого лагеря археологической экспедиции.

СОДЕРЖАНИЕ ЭКСКУРСИИ

Место полевого лагеря археологической экспедиции.

Торфяник находится за административной чертой г. Нижний Тагил. Название Горбуновский получил от одноименного села, которое было названо по фамилии основателя.

Торфяник или торфяное болото – экосистема, включающая комплекс растений и их остатков, образующих в условиях повышенной влажности взаимозависимое сообщество. Горбуновский торфяник когда-то был озером. Но климат на нашей планете нестабильный: каждые 600 лет происходит колебания уровня мирового океана, изменяется количество влаги: засушливый период сменяет влажный. В течение своей жизни человек этого не замечает, а на торфянике эти процессы можно проследить: остатки растений постепенно разлагались и превращались в торф при усушении, а при увлажнении растительность опять возрождалась. Этот процесс растянулся на несколько тысячелетий. Прибрежная полоса заторфовывалась, что приводило к удалению мест, освоенных древним человеком, на большее или меньшее расстояние от берега. Человек учился адаптироваться к новым условиям. Путешествие по местам заселения древнего человека на Горбуновском торфянике – замечательный пример тому.

После многочисленных похолоданий, которые приводили порой к оледенению, начинается потепление: формируются современные ландшафты. В нашем крае появляются реки и многочисленные озера. Горбуновское палеоозеро было проточным: его питали снеговые и подземные воды, а вытекала одна р. Чащиха, которая и по сей день несет свои воды в р. Леба, а та в р. Тагил.

Первые находки на торфянике были сделаны еще в 1908 г. в процессе торфоразработок. Служащий Тагильского завода Николай Федорович Топорков сообщил письмом от 5 июля 1908 г. Уральскому обществу любителей естествознания о находке деревянного настила длиной почти 20 саженей (примерно 42 м), на котором встречались остатки костров, обломки сосудов и осколки кремня.

С перерывами десять полевых сезонов с 1926-го по 1939 гг. раскопки проводила экспедиция Государственного исторического музея во главе с Дмитрием Николаевичем Эдингом. Инициатором и активным помощником были Нижнетагильский краеведческий музей и его директор Александр Николаевич Словцов. Были исследованы стоянки VI Разрез, Стрелка и I Береговая (Приложение № 2).

В 1944 г. исследование Горбуновского торфяника продолжил Отто Николаевич Бадер: была открыта еще одна береговая стоянка (II Береговая).

В послевоенные годы экспедицию Государственного исторического музея возглавил Александр Яковлевич Брюсов, продолжив работы на стоянках VI Разрез и Стрелка, а в 1963 г. – Вера Михайловна Раушенбах (раскопки неолитического поселения Чащиха I).

С 1976-го по 1980 гг. широкие исследования на торфянике производил Нижнетагильский отряд археологической экспедиции Уральского университета под руководством Юрия Борисовича Серикова. На северо-восточном берегу был выявлен ряд береговых памятников: IIIVII Береговая, стоянка Купол. На небольшом каменистом останце, соединенном с коренным берегом суходолом, обнаружена древнейшая на территории торфяника стоянка Серый. Обследование вновь прокопанных противопожарных канав пополнили места жизнедеятельности древнего человека на торфянике. На стоянках Дальний, Дальний А, Дальний Б, Новый, Поперечный Разрезы были выявлены остатки настилов и деревянные предметы (лопасть весла, обломки древков стрел и пр.).

С конца 1970-х гг. исследования на торфянике проводили экспедиции Института археологии АН СССР (В. Ф. Старков, М. Г. Жилин), Института географии АН СССР (Н. А. Хотинский), Нижнетагильского педагогического института – Нижнетагильской социально-педагогической академии (В. А. Арефьев, О. В. Рыжкова, Ю. Б. Сериков, П. К. Халяев), Нижнетагильского музея-заповедника (А. А. Герасименко (Бунькова)), Института истории и археологии УрО РАН (А. Ф. Шорин, Н. М. Чаиркина), Свердловского областного краеведческого музея (С. Н. Савченко), Научно-производственного центра по охране и использованию памятников.

Самые древние поселения на Горбуновском торфянике относятся к концу каменного века (9–7 тыс до н.э.). Человек освоил высокий скалистый берег. К этому времени относятся памятники II и III Береговые стоянки, на территории которых мы сейчас находимся. Все мезолитические памятники приурочены к высоким точкам берега, что можно объяснить высоким уровнем воды в озере.

Остановка у одного из старых раскопов или отвалов с нарушенным почвенным слоем.

К сожалению, скальные выходы препятствовали накоплению почвенного слоя, а значит и сохранению остатков жизнедеятельности древнего человека. Только на поселении Серый Камень по скоплению находок удалось выявить три наземных жилища. Ю. Б. Сериков – исследователь памятника – интерпретировал поселение как долговременное, жители которого занимались рыболовством, скорее всего круглый год.

Культурный слой береговых памятников сохранил следы каменной «индустрии» древнего человека эпохи мезолита и неолита: обнаружены сотни орудий труда – скребки для обработки дерева и кожи, наконечники стрел – и тысячи отщепов, которые получились в процессе их изготовления, и фрагментов керамических сосудов.

Спуск на торфяник. Остановка у I Береговой (торфяниковой) стоянки.

9–10 тыс лет назад начинают пересыхать мелкие озера. Похолодание и повышение влажности привели к деградации сосновых лесов. Через два тысячелетия начинаются потепление и увлажнение, в лесах появляются пихта и вяз. Климат становится умеренно влажным и теплым.

Прибрежные участки торфяника в эпоху мезолита и неолита функционировали как части береговых поселений. Здесь производилась обработка камня и кости. По этим прибрежным участкам осуществлялся выход к открытой воде.

Торф сохранил кости животных. Кости рыб – щуки, карася, окуня, плотвы, тайменя – часто встречаются скоплениями. Вероятно, это место их разделки. Находки грузил из камня и поплавков из бересты свидетельствуют о сетевом рыболовстве, костяные гарпуны и наконечники стрел – о битье рыбы с берега.

Остановка у II Береговой (торфяниковой) стоянки.

Данные этнографии, отчасти археологии, дают возможность наметить своеобразный промысловый календарь рыболова, адаптированный к биологии местных рыб, учитывающий наиболее благоприятные сроки и способы лова.

В феврале–марте наиболее продуктивна добыча на удочку и неводом. В апреле – первой половине мая, с отходом рыбы на нерест, ставили так называемые морды – большие корзины, связанные из тонких деревянных беечек, остатки которых сохранились на VIII Разрезе. В июне–июле рыболовство большого значения не имело. В августе наступает разгар ловли ботальными мережами. Мережа – это сеть, натянутая на обручи каркаса, которые уменьшаются в размерах по мере удаления от входа, а сеть сходит на нет. В отличие от простой сети, рыбу загоняют, хлопая по воде шестом с полым наконечником.

В начале октября использовалось лучение рыбы. Лучение (от слова «луч») – распространенный вид рыбалки в темное время суток с использованием яркого источника света. Необходимо минимум 2–3 человека. Первый лучит – освещает воду в поисках рыбы и фокусирует луч света, ослепляя добычу. Другой охотник бьет острогой – шестом с костяным или каменным наконечником.

В конце месяца и весь ноябрь практиковался неводный лов.

Большинство обнаруженных звериных костей принадлежат лосю и бобру, но есть кости благородного и северного оленя, медведя, зайца, соболя. Основным охотничьим оружием в эпоху мезолита и неолита являлись лук и стрелы с каменными и костяными наконечниками. Применялись рогатины с массивными наконечниками. Для добивания зверя и обороны могли использоваться кинжалы из кости и рога. Скорее всего были и ловушки, но их остатки археологически не прослеживаются.

Среди материалов II Береговой (торфяниковой) стоянки выделяются орудия из нижней челюсти бобра. Широко в таежной зоне Северной Евразии были распространены украшения из красных резцов и челюстей этого необычного животного. Археологические, этнографические, фольклорные источники свидетельствуют об уходящем корнями в глубокое прошлое культе бобра у древних народов.

Благодаря строительной деятельности бобр формирует и преобразует природный мир, его по праву называют «архитектором ландшафта». Многочисленными запрудами бобры удерживают массу воды, в результате чего возникают мелкие озера и топи, в которых оседает ил, впоследствии образуя плодородные почвы.

Местные жители Урала и Западной Сибири называют бобра «коренным обитателем». Население таежной зоны рационально использовало бобровые угодья. Исчезновение бобра приводит к глубоким изменениям окружающей среды, поэтому ханты и манси тщательно скрывали все, что касалось жизни этого животного. Обычное право приравнивало посягательство на бобровые гоны к нарушению целостности земельной собственности, а бобр был единственным диким зверем, за убийство которого были установлены штрафы.

Продукты метаболизма бобров способствуют улучшению качества водных ресурсов и создают благоприятные условия для развития моллюсков и червей, следовательно создают кормовую базу для рыб. Запруды привлекают и водоплавающих птиц. Проделывая «продухи» во льду, бобр облегчает зимой пропитание водных животных. Частые гости у таких полыней лисица и другие животные (лесной хорек, горностай, выдра), в рационе которых рыба играет не последнюю роль. Благоприятный микроклимат для мелких зверьков, особенно мышевидных грызунов, зимой создают кучи валежника на бобровых «рубках», где частыми нахлебниками бывают зайцы и копытные.

Таким образом, место обитания бобра своими ресурсами становится привлекательным для многих видов зверей, птиц и рыб, следовательно может обеспечить пропитание человека круглый год. Только промысловики, которых интересовали шкуры и секрет, известный под названием «бобровой струи», быстро уничтожили все поголовье этого зверя в XIX в.

В XX в. на территории нашей страны были созданы заповедники, где восстановили поголовье бобра, а в конце 1980-х гг. был проведен запуск бобра на новые территории. Конечно, ареал распространения бобра сейчас не восстановлен, но значительно увеличился. Уже несколько лет деятельность бобровой семьи известна на Горбуновском торфянике.

Имея чуткий слух и великолепное обоняние в сочетании со способностью долго находиться под водой, бобр неуязвим в воде, а на берегу выследить его, благодаря ночному образу жизни, очень сложно. Забытая метафора «убить бобра» означала «перехитрить, обмануть». Наверное, украшения из зубов и костей этого животного были знаком охотничьей доблести. Часть неолитической керамики Западной Сибири и горной части Урала была украшена оттисками нижней челюсти бобра. На святилище Кокшаровский холм было найдено каменное навершие молота в виде скульптурного изображения бобра. Графическое изображение бобра известно в наскальных изображениях по рекам Урала. В культовом литье бронзовой эпохи он нечастый персонаж, но в одном из самых многочисленных кладов поселения Вуграсян-вад предпочтение отдано ему: из 92 предметов 52 – это изображения плывущего бобра.

Неслучайно у народов Западной Сибири до появления монет коленные косточки бобра заменяли деньги. По форме этой косточки первые эквиваленты монет отливали из бронзы.

Вернемся к жизни древнего человека. При потеплениях происходило очередное заболачивание. Таких потеплений было несколько. Заболачивание озера начинается обычно с берегов и постепенно продвигается к наиболее глубокой части водоема. Древнее население стремилось попасть к чистой воде путем сооружения сланей, настилов, помостов. При продолжении заболачивания эти помосты с остатками жизнедеятельности людей поглощались торфом.

Возможно, что большую часть берега заболоченного озера опоясывал деревянный настил. Он соединял между собой и с коренным берегом наиболее удобные для рыболовства участки берега.

Переход на VI Разрез по торфянику: по дороге знакомство с функционированием торфяника (родники, выход метана, процесс залесения), растительным миром, а также противопожарные меры (расположение прудков и канав, складирование сухостоя и т. д.).

Торфяниковые памятники являются удивительными историческими источниками. Ведь в торфе, благодаря его консервирующим свойствам, многие тысячи лет сохраняются дерево, береста, сосновая кора, кость, рог, плоды и волокна растений и т.д.

Остановка на памятнике VI Разрез.

Наибольшую известность торфяник получил благодаря находкам на VI Разрезе и прежде всего находкам деревянных изделий, которые хорошо сохраняются в консервирующей среде торфа. Причем, в отличие от Шигирского торфяника, где находки получены золотоискателями, на Горбуновском торфянике все находки происходят из четко датированных слоев. Это позволяет реконструировать характер заселения Горбуновского торфяниа.

На территории VI Разреза в сооружениях эпохи металла (4–5 тыс. лет назад) найдено несколько сотен стволов со следами рубки. Срубленные бревна и жерди шли на изготовление настилов в виде нешироких дорожек-тропинок, которые, возможно, соединяли постройки и проходили вдоль кромки палеоозера, имели ответвления в сторону стоянок и к месту рыбной ловли. Известны и более сложные сооружения: площадки, состоящие из стволов деревьев, досок, длинных плах с отверстиями, вертикально вбитых кольев. Возможно, в древности над ними были навесы.

При первом обследовании М. О. Клер трактовал остатки жизнедеятельности человека как свайные поселения по аналогии с хорошо известными тогда швейцарскими. Находки лодок, весел, фрагменты деревянного полоза от саней, обломки деревянной и глиняной посуды, каменные орудия, грузила, поплавки, обрывки сетей, роговые мотыги и т. д. не противоречили такому видению. Но вот находки деревянной скульптуры и сосудов в форме лосей и птиц позволили Д. Н. Эдингу интерпретировать настилы как места культовых празднеств и жертвенных мест. Позже В. М. Раушенбах попыталась примирить эти два мнения, рассматривая их как поселения, приуроченные к местам рыбной ловли и охоты, на которых совершались жертвоприношения. Соотношение ритуальных и промысловых функций торфяных памятников остается дискуссионным.

В мифологии многих народов болото – это гиблое, нечистое место. В славянской мифологии в болотах обитают кикиморы болотные. Они заманивают путников в трясину, громко призывая о помощи. Иногда людей заводят в болото лесавки – дети кикиморы и лешего. Но есть свой дух-хранитель, хозяин болота – болотняник. Выглядит он как седой старик с широким желтоватым лицом. Это он пугает идущих через болото резкими звуками, вздохами, громкими причмокиваниями. Это он заманивает в трясину самоуверенных и беспечных и, наоборот, показывает безопасную тропу тем, кто относится к природе с почтением. Еще в начале XX в. на болотах проводили инициации – посвящения в совершеннолетие.

В кельтской мифологии болота являлись «вратами духов» – в том месте, где кажущаяся твердой почва мгновенно уходит из-под ног, открываются врата в мир загадочных духов природы и божеств. Кельты приносили на болотах жертвенные дары.

Ханты и манси верили, что весь мир родился из «жидкой земли», то есть из болота. В одном из мифов о сотворении мира болота возникли из выплюнутой изо рта черта, спрятанной от Бога земли.

В пользу культового характера памятника говорят следующие находки.

  1. Это, прежде всего, самое многочисленное собрание деревянных скульптурных антропоморфных (с чертами или в виде человека) изображений: три личины на кольях разного размера, личина, один целый и два фрагмента безруких идолов с ногами и головой. Древними считаются идолы-колья.

Колообразные идолы с антропоморфными чертами известны на святилищах разных времен и народов. Само слово «кол» связано со словами «палка», «посох», а также «статуя» и «колонна». В культовой практике народов традиционной культуры кол и посох могли олицетворять древо жизни, лестницу, по которой шаман путешествовал по мирам, статую или колонну, поставленную в честь божества, и т. д. Воткнутый в землю кол или посох становился осью, вокруг которого происходило действие. У многих народов посох использовался шаманом для проводов душ в загробный мир. Он считался местом пребывания духа, поэтому на нем изображали глаза и рот «хозяев» миров, как и на живых деревьях.

Вероятно, антропоморфные черты идолам стали придавать несколько позже, когда именно – установить позволит лишь счастливая случайность.

Для идолов второй группы необходимо указать на изогнутость туловища и согнутость в коленках ног. Эти признаки исследователи отмечали у изображений существ Европы и Азии. Возможно, эта поза фиксировала момент исполнения танца.

Различия в размерах и иконографии позволяют предположить, что дошедшие до нас скульптуры отражают бытование многочисленного и многофункционального пантеона божеств или духов древних жителей.

  1. Две деревянных скульптуры – лося и лосихи – искусно передают анатомию животных. Их туловища имеют углубления со следами обжига. Вероятно, в емкости наливали жир животных и использовали в обрядах плодородия или жертвоприношениях.

Добыча лося всегда была важна для выживания человека. Зимой по глубокому снегу лосей загоняли на лыжах, ранней весной – по насту. В горнолесной части Урала обычно устраивали ямы-ловушки. Ямы, от нескольких десятков до сотен, прокладывались в логах, на перевалах, в долинах рек около озерных переправ. Основная ловля этим способом проводилась в сентябре–октябре и апреле–мае. Они располагались в несколько рядов на значительном расстоянии друг от друга. Главная линия ориентировалась с севера на юг, побочные сети – с запада на восток. Ямы укреплялись жердями, соединенными оградой из жердей так, что лось должен непременно пройти в отверстие изгороди, к которой плотно примыкают длинные стороны ямы.

Несмотря на близость с городом, торфяник останется привлекательным местом обитания лося.

  1. Деревянная посуда представлена в основном обломками, реже целыми изделиями – ложками, ковшами и блюдами. Большая часть деревянной посуды выполнена из сосны, реже – ольхи. Части ковшей и ложек придана форма птиц. Боги-творцы у финно-угорских народов ковшом и ложкой творят мир, а водоплавающая птица являются помощником. Черты птицы придаются и современным ковшам (Хохлома).
  2. Уникальны фрагменты от более чем 300 слабообожженных глиняных тарелок с плохо различимым декором и деформацией, которая, вероятно, является следствием воздействия высоких температур. Местонахождение их обычно в скоплениях угля и кальцинированных костей. Предположительно, тарелки преднамеренно разбивались и выбрасывались. Аналогии тарелкам в других памятниках Урала не известны.
  3. К разряду уникальных можно отнести две керамические «лепешки» со знаками, расшифровка которых – дело будущего.

Деревянные предметы дают материал для воссоздания обыденной жизни. Высокая техника обработки дерева присуща не только скульптурным изображениям. Например, деревянные весла и полозья саней имеют изгибы. Вероятно, заготовки держали над паром или в кипящей воде, а потом изгибали, закрепляя в нужном положении с помощью деревянных распорок, кожаных ремней или веревок.

Свидетельства о существовании меднолитейного производства в эпоху раннебронзового века немногочисленны. Это единичные находки изделий из металла – проволока, которой были скреплены обломки деревянной ложки, и скобки на скульптуре сосуда-лосихи. А для позднебронзового века имеются формы для отливки кельта.

В эпоху раннего металла в Зауралье сложились благоприятные условия для развития охотничье-рыболовного хозяйства. Плотность населения увеличивается. Жизнеобеспечение поддерживается за счет оптимальной адаптации к экологическим нишам.

Переход с VI Разреза по торфянику к озеру: знакомство с растительным и животным миром торфяника.

Переход от озера к месту полевого лагеря археологической экспедиции.

Первые поселенцы появились на берегах озера в мезолите (7 тыс. лет назад). Опорным памятником этого периода является Серый Камень. Это было долговременное поселение площадью около 700 м, на котором были построены жилища-полуземлянки. С этого поселения в летнее время года рыболовы-охотники расселялись по берегам.

Следующий этап заселения озера относится к неолиту (6 тыс. лет назад) и связан с появлением на озере стоянки Стрелка. Немного материалов этого периода есть на II и III Береговых и на Сером Камне.

В конце неолита (5 тыс. лет назад) основным памятником Горбуновского торфяника являлась I Береговая стоянка. Общая площадь ее около 1500 кв. м. На ней уже обнаружено свыше 35 тыс. находок. Примерно в это же время функционировала Чащиха.

В эпоху энеолита (примерно 4,5 тыс. лет назад) начинается заболачивание Горбуновского озера. Где находилось основное поселение этого периода, пока неизвестно. На коренном берегу материал этого времени найден только на I, II и VI Береговых стоянках. Зато на торфе открыт такой яркий и выразительный памятник, как VI Разрез. К этому же времени относятся Дальний и Новый Разрезы и нижний слой Поперечного Разреза.Большую часть берега опоясывал деревянный настил. Этот настил мог соединять наиболее удобные для рыбной ловли участки заболоченного берега между собой и с коренным берегом. Возможно, использовался он не постоянно, а сезонно, потому что разрушался паводками или прибоем.

В раннем бронзовом веке (примерно 4 тыс. лет назад) главным поселением на озере продолжала оставаться I Береговая стоянка. Она имела связь VI Разрезом и VII Береговой стоянкой, Куполом и Серым Камнем. Это следы сезонных расселений населения по берегам озера.

Через 500 лет численность населения на озере значительно сокращается. Материалы этого времени отмечены только на двух памятниках – I Береговой и VI Разрезе. Количество их незначительно. Причины ухода населения озера пока неясны.

Жизнь на берегах озера сохранялась в более позднее время. В раннем железном веке (примерно 3 тыс. лет назад) основным памятником на озере являлась II Береговая стоянка. Керамика раннего железного века есть и на стоянках Купол, Серый Камень, I и V Береговая, VI Разрез.

Итак, жизнь на озере трижды переживала пору расцвета – в эпоху мезолита, в конце неолита и ранней бронзы.

На примере Горбуновского торфяника мы можем увидеть, как древний человек использовал в своих целях природное окружение. Открытая им еще в мезолите экологическая ниша – проточное озеро, дававшее постоянный источник пищи, использовалась на протяжении тысячелетий, вплоть до раннего железного века. Условия жизни на озере изменялись, но человек приспосабливался к ним, рачительно используя природные богатства.

Даная экскурсия была опробованная на учащихся станции юных туристов г. Нижнего Тагила. В  сентябре октябре 2015 года проведено 3 экскурсии. Весной – летам  2016 планируется проведения экскурсий школьников города.

Также планируется создания виртуальной экскурсии по торфянику  и размещения на сайтах ГорСЮтур и Центра развития туризма города Нижнего Тагила. С помощью центра развитая туризма, развития маршрута не только для школьников но и для разно возрастной аудитории. (Приложения № 6)

Приложения №1

Приложения №1

Приложения №1

Список археологических памятников Горбуновского торфяника:

1 – Чащиха IV; 2 – Чащиха III; 3 – Чащиха II; 4 – Чащиха I; 5 – Береговая X; 6 – Береговая VI; 7 – Береговая XI; 8 – Береговая IX; 9 – Береговая VIII; 10 – Береговая VII; 11 – Береговая I; 12 – Береговая V; 13 – Береговая II; 14 – Береговая III Б; 15 – Береговая III; 16 – Береговая III А; 17 – Береговая IV; 18 – Купол; 19 – Серый Камень; 20 – Филин остров; 21 – Чащино I; 22 – Стрелка; 23 – IV разрез; 24 – IV разрез А; 25 – VI разрез; 26 – VIII разрез; 27 – Дальний разрез А; 28 – Дальний разрез; 29 – Дальний разрез Б; 30 – Поперечный разрез; 31 – Новый разрез; 32 – Новый разрез А; 33 – Новый разрез Б; 34 – Филин остров (торф); 35 – Береговая II (торф); 36 – Береговая V А торф; 37 – Береговая I (торф); 38 – Береговая IX (торф). Составлена В.А. Арефьевым, А.А.Буньковой, О.В.Рыжковой, Е.А.Устиновой.

   ДРЕВНОСТИ ГОРБУНОВСКОГО ТОРФЯНИКА сборник статей // Ек. 2008. выпуск № 6.

Приложения № 2

Топорков Николай Федорович. Начало XX в.

Участники экспедиции (слева направо): Эдинг Дмитрий Николаевич, Боташева Тамара Константиновна, Словцов Александр Николаевич, Кротова Ольга Александровна.

Рикерт Пауль Эмильевич, Раушенбах Вера Михайловна, Раушенбах Борис Викторович, Павлова Надежда Леонтьевна (справо налево). 1950-е гг.

Сериков Юрий Борисович. Начало 1980-х гг.

Чаиркина Наталия Михайловна. 2008 г.

Приложения № 3

Стоянка Береговая I. 1 – топографический план; 2–6, 12, 1719 – керамика; 7–11, 13–16 – изделия из камня.

Приложения № 3

Приложения № 3

Стоянка Береговая I. 1, 2, 8 – изделия из камня; 3–6, 9–13 – керамика; 7 – изделие из металла (1, 9–13 – по Эдингу, 1940; 2, 8 – по Раушенбах, 1956; 7 – по Серикову, 1984).

Приложения № 3

Стоянка Береговая II. 2–8 – изделия из камня; 9–20 – керамика

Приложения № 3

Стоянка Береговая II. 1– 3 – керамика; 4–19 – изделия из камня (1 – по Раушенбах, 1956; 23 – по Серикову, 1984; 4–19 – по Рыжковой, 2004).

Приложения № 4

Стоянка VI Разрез.  1. Деревянный наконечник стрелы. 2. Деревянный наконечник стрелы. 3 –296 см. Обломок деревянного наконечника стрелы (?). 4 –289 см. Изделие из дерева, обломок крючка.

Настил VI раздел

Приложения № 5 Современное состояния Горбуновского торфяника

Береговая I торфяниковая стоянка.

Береговая II стоянка.

Береговая XIII стоянка.

..

Разрез Шестой с востока.

Разрез Шестой с запада

Приложения № 6

Экскурсия по Горбуновскаму торфянику в сентябре  2015 года.


Комментарии
Юля Ильина09.05.17, 06:32
==================== Заработок от 6OOO рублей в день! БЕЗ ваших усилий и ежедневной работы! 

Вот вам – нужен заработок в интернете?
Так, чтобы без обмана и доход хороший - порядка 6ООО рублей в день!
Да... Именно готовый заработок, а не какой-то бесполезный курс!
Подробности узнаете перейдя по ссылке http://malohit.ru
====================
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

О Маршруте